sukhumi military road, long way to peace

 

 

Sukhumi Military Road is the path leading from Northern Caucasus of Russia to the Black Sea coast, via the Klukhor pass. Constructed in the 19th century after completing Russo-Turkish wars. The main track of the road follows the ancient Darin Path from Alans to Byzantines. In the soviet times, this was an important and popular traveling object. Each intelligent soviet man strived to visit the sights of the road (Dombay, Teberda and s. o.), finding a special romantic in them. The Transcaucasian part of the road is within Abkhazia, in so-called Kodori Gorge

 

 

click to enlarge  During the ages (13...18 centuries), as the directions of trading ways were changed, no testimonies of what the Upper gorge's part has been a life territory were found, though many rich 'alpine' pastures were widely used (Ertzaho, Omareshara, Mindor, Azhara, Guandara, Achapara, Bramba, Diantzwysh, Sakene and Ptysh) by the close-to-sea Abkhaz gorge population (so-called free colonies of Tsebelda headed by princes of Marshane). Only after the Military Way was built by Russians and some economics (woodcutting, tourism) came in development, the Svans of mountain Georgia (Upper Inguri gorge) came to occupy (descending) the abandoned woodcutter's settlements in Azhara and Chkhalta, mostly after 1920-30s, protected by the Georgian Soviet structures. Their business was mainly the tourist service ('sherps' to conduct) along the Military Way, farming (allegedly as kolkhoz-working) and selling high-ecological foods on the Sukhumi marketplace, using the same Way to bring them to the city. The 'central' subsidies in the traveling sphere were sufficient to construct well-equipped households and farms. Many of today's Sukhumi, Tsebelda and Gulripsh inhabitants recall this times as 'Svannish Invasion'. So-called 'Svan Inns' (households, often filled with all kind of hunter and non-hunter uncensored guns, traditional highlander's passionately loved 'toys') are placed all over the traffic between Klukhor pass and Sukhumi bazaar (more than 110 kilometers following the Military Way). An example was the hotel complex where we nowadays have the UNOMIG office in Sukhumi. This was the endpoint of the so-called All-Union 43rd Transcaucasian traveling route, coincident with the Military Way, as well as possibly subsided by Communist party's funds. It was fully loaded with warlordly Svan chiefs like 'general' Tengiz Kitovani or 'professor' Jaba Ioseliani. (The communist leaders of Kremlin holily believed still in 1990s the money given to them were going to the people's health and harmonic fitness :) Their (i.e. inns with guns) role was significant enough for blowing up situation in 1992...

 

Remark by the way 

The Svans among other Caucasian nationalities may be recognized by the family name ending -ani: Gelovani, Dadesckeliani, Mouscodiani.

The difference between the language they speak (not having literature) and literary Georgian is substantial enough: approximately such as, say, between Sardin and Italian, Danish and German a. s. o.  

The severe customs of hunky Svan representatives (abreks) were neatly and clearly noticed in Fazil Iskander's famous work 'Sandro of Chegem'.

 

In 1994, as the Abkhaz troops were ready to expulse the rests of Georgian guerillas from the gorge, a conciliation agreement was constituted. The Svans (their quantity in the gorge is valuated between 200 up to 2000 male heads) became isolated in the upper part of gorge behind the Lata village (60 kilometers from Sukhumi following the road).  Since these times, the economics of the district and population quantity are in regress. The small UN peacekeeper's contingent, mainly Russian soldiers, are  disposed in Lata (now settled with just one non-military Abkhaz family). 

________________________________________________

 

 

Многие из нас часто с ностальгией вспоминают походы в горы, на пикники, просто "за грибами-ягодами" или на рыбалку в ущелья Гульрипшского района Абхазии. Сколько людей открывали для себя красоты этой страны, пройдя по "стандартному" Всесоюзному 43-му маршруту - из Теберды до сухумской базы "15-го съезда комсомола"! Самым прикольным на маршруте было преодоление  высшей точки дороги - Клухорского перевала (2815 метров н. у. м. по дороге и 2782 метра по тропе). На иных советских автомобильных картах дорога изображалась непрерывной по всему участку от Маджарского поста ГАИ в Гульрипше до Черкесска. В принципе, ещё в 1991 году весь путь можно было проехать на грузовиках-"вездеходах" (в "хорошую" погоду). Однако всё это сладкие воспоминания. Что же представляет собой абхазский участок дороги нынче? 

 

 

audio  слушать программу (11 мегабайт mp3 128 кбит/с, стерео)

________________________________________________

 

great caucasus: view from machara bridge

 

Когда стоишь на мосту через реку Маджару и рассматриваешь открывающуюся панораму Главного Кавказского хребта на участке Домбайской стены, с Эрцогом, то одолевает дума: почему по ту сторону стены идёт нормальная жизнь, валом едут люди полазить по горам, покататься на лыжах и досках, а долины буквально в паре десятков километров - с нашей стороны - прозябают в заброшенности и дикости, хотя по красоте и спортивным возможностям, быть может, даже превосходят "северодомбайские". Прямо от развилки перед мостом отходит дорога в долину, и по ней мы начинаем наш путь. Докуда доедем.

 

 

 

военно-сухумская дорога:

 

 

 

Нас четверо: Зурик за рулём УАЗика, СНик, Дима Белый и Тамара Воронова. Первая достопримечательность - Мерхеульский источник. Одни говорят, что живут на свете только благодаря этой воде, другие смотрят весьма скептически на её целебные свойства. Тем не менее нет-нет, да и подъедет авто с намерением наполнить баллоны и бутылки. Мы тоже, чисто ритуально, швыркаем водичку из ладоней, мол, вдруг - да и оздоровимся...

 

Село Мерхеулы тянется по обеим строрнам дороги, за электроподстанцию - до подъема дороги в Ольгинское ущелье. Много заброшенных домов. Школа, построенная при содействии Лаврентия Берии, разрушена - остались лишь стены. Разрушение и тление заброшенных домов, надо сказать, повсюду.

 

 

'jasoczka', tamara's home  << Tamara Voronova standing on the threshold of her family estate Jasoczka in Tsebelda.

 

Ольгинское ущелье по-прежнему живописно и в последнее время привлекает достаточно сухумских и гульрипшских обывателей на летние и осенние пикники (мы тоже, как видно, поддались). Около замечательного скального зуба можно остановиться и послушать рассказ Тамары о "бывших вечных владениях" её семьи. Центром владений является усадьба Ясочка, прстроенная прапрадедом Тамары Николаем Вороновым. В относительно недавнем прошлом в Ясочке был музей семьи Вороновых.

 

ancient chinese bead Цебельда, известняковое плоскогорье в верхнем течении реки Маджары, хранит много интересных памятников истории. Отец Тамары, Юрий Воронов, историк-археолог, открыл довольно свидетельств того, что путь, по которому мы едем, с незапамятных времён был связующим звеном между великими мировыми цивилизациями. Он был, вероятно, одним из ответвлений Великого Шёлкового пути - в тот период истории, когда на этом пути был каганат хазар (до опустошительных монгольских завоеваний). Олег Бгажба, сухумский историк, показывал нам красивую крупную бусину, откопанную им в Цебельде, разрисованную китайскими рисунками и иероглифами. Олег рассказал, что апсилы, предки абхазов, которые жили в Цебельде, имели несколько крепостей по ущелью Кодора. Когда-то, в 8-м веке, в этих крепостях ночевал молодой посланник Юстиниана II - будущий император Лев Исавр (Leo Isaurus). С небольшим отрядом ромеев он участвовал здесь в боях против арабов. По словам Олега Бгажбы, последние загоняли сюда даже своих боевых слонов!

 

 

 

от маджарки до лат...

 

 

 

zakharovka village  Люди, попадающиеся по дороге, в основном пожилые. Идут не спеша, обычно с каким-нибудь сельхозорудием в руках. Или - погоняя скотину. Лишь однажды, в селе Захаровка,  попалась женщина, прогуливающаяся с нежной розой в руках. Седа Маркосян, педагог местной школы, с ностальгией вспомнила времена, когда в селе кипела жизнь, находилось дело и старому, и малому. Большинство местных армян пришли сюда, спасаясь от резни, из Трапезундского края. Дед Седы содержал здесь духан, обслуживающий рабочих лесозаготовок в Кодорском ущелье, странствующих монахов и просто путешественников. Сама она учительствовала в местной школе. Теперь работы практически нет - учить некого. После разбоя гелаевцев в 2001-м году остатки семей с детьми уехали из Захаровки - кто в сёла на побережье, кто в Сухум.

 

 

kodori gorge  Кодорское ущелье. В последнее время эти слова стали символом некоего устрашающего разбойничьего гнезда, куда если сунешься, то добра уже не видать. Село Георгиевское, куда спустились гелаевцы в 2001-м году, по словам Седы Маркосян, нынче необитаемо. "А какое красивое село было!" - говорит она. "Церковь там одна чего стоила. Не знаю, чего людям надо... Зачем надо было всё рушить..." Дорога ведёт вниз к селению Амткел, недалеко от которого, в узкой расщелине, одна из жемчужин окрестных мест - одноименное озеро. По сути это та же Рица, только дикая, неухоженная. Вспоминается рассказ Паустовского - как он с сухумским циркачом-борцом Зацарённым ходил на Амткел лечиться от малярии. Как тогда, в 21-м году, здесь также орудовали шайки разбойников, подкарауливали и грабили каждого встречного-поперечного. Кавказ! А вдруг лишь именно таким образом может быть устроена жизнь в горах?.. 

  

 

 

zurab on the jampal bridge  Мы переезжаем мост через Джампал, приток Кодора. Железный мост, основательный мост. Его построил в начале 20-го века ростовский предприниматель Максимов, ведший лесозаготовки по Кодорскому ущелью. Между прочим, он привлекал рабочих со всего юга России, строил для них посёлки. Одним из таких посёлков были Ажары, ныне заселённые пришедшими в 20-х годах прошлого века из ущелий соседнего Ингура сванами. Построенные Максимовым больница и почта до сих пор, говорят, эксплуатируются ими. Вот что писал в 1913-м году видный сухумский наблюдатель Константин Мачавариани:

 

На Чхалте до народных волнений стояла контора Ростовского лесопромышленника Максимова. Тысячи рабочих вырубали в соседних горах сосновые, пихтовые деревья и по реке Кодору сплавляли их до Кодорского моста. Здесь стоял Максимовский завод и заготовленные заводом доски отправляли в Сухум для продажи. Недалеко от бывшей конторы стоит старинная крепость. При Максимове была разработана тропа из Чхалты до Марухскаго перевала...

 

На 79 версте, возле моста через Кодор - подворье Драндского монастыря. На 84 версте - русский поселок Ажара, близ которого, к западу, живет объездчик, хорошо знающий все окрестности. Отсюда совершают экскурсию по вьючной тропе на гору Хутая, с которой открывается прекрасный вид на Панавский и Главный хребты.


Мост, аналогичный джампальскому, был перекинут через приток Кодора - Ацгару - в Чхалтах. В последние десятилетия 19-го века всерьёз велась подготовка к прокладке Транскавказской железнодорожной магистрали из Баталпашинска (ныне Черкесска) в Сухум. Дух захватывает, когда начинаешь представлять, что было бы здесь. Если бы этот проект осуществился... Семикилометровый тоннель под Белалакаей... Идёшь умываться утром, смотришь в окно тёплого вагона, а там - огромные заснеженные пихты, скалы Шоудуда и стремительная Ацгара внизу, далеко под насыпью... (Дивный сон... Блажь мелкого глобалиста...)

 

 

arut, timber lorry driver  Шум лесовозов, перевозящих по мосту через Кодор огромные стволы буков, доносится издалека. Экспорт здешнего леса продолжается и составляет изрядную долю сегодняшней экономики Абхазии. Ребята-водители работают в поте лица. Свалят брёвна на промежуточной стоянке - и снова за Кодор. Немногословны. Поговорили, и за дело. Гул машин постепенно затухает в глубине Багадского тоннеля. Багадские тоннели ещё недавно имели над порталами знаменитый символ Метростроя (в конце 20-го века эти бетонные буквы М усиленно расстреливались какими-то злобными элементами, похоже, ярыми противниками всего московского). Пробитые в 1950-х годах, они предполагали двустороннее движение. Видимо, дорога всё-таки мыслилась как солидная магистраль. Кто знает, может быть будущие поколения воплотят эту задумку. Только это будет, видимо, очень не скоро... Лес "поехал" в сторону Цебельды, а мы - дальше, в Латы.

 

 

russian peacekeeper  Боковые ущелья то и дело приходится преодолевать "на нервах" - вдруг да забуксует фатально наш старенький УАЗик на огромных валунах. И что тогда - куковать в ожидании проезжего грузовика для буксировки? Но судьба оказывается благосклонной и мы вырываемся на остатки латского "бродвейного" асфальта, лихо затормозив перед шлагбаумом миротворцев. Дальше уж точно не пустят. Да и на фиг - и так уже дело к вечеру движется, а путь обратно, в Сухум, отнюдь не гладок. Солдатики в голубых касках, кажется, несколько удивлены и смущены. На вопросы отвечать не спешат - "пускай командир взвода говорит".  "Служить?.. Не нравится... Да нет, нравится... отстаньте...  не буду говорить...  командир скажет... А вон - местный житель, его спросите!"

 

beslan, local guy  Местный житель, молоденький паренёк, говорит, что с удовольствием ещё поспал бы, но любопытство и желание поговорить с нарушителями спокойствия отбило сон. 

 

- Ты сам здешний?

- Да.

- Много ли в Латах нынче постоянных жителей?

- Одна семья. А раньше было, до войны, тысячи три жителей, не меньше.

- А кто ты - сван?

- Нет, абхазец. Беслан меня зовут.

- А занимается твоя семья здесь чем?

- Охота. Коровы, свиньи. Жить же надо на что-то!

- А со сванами контактируете? 

- Нет, не общаемся. 

- И даже по мелкому хозяйству? Картошка, там, капуста...

- Нет, никакой связи не имеем.

- А вообще, сильно тревожно в Латах нынче?

- В последнее время - нет. Довольно спокойно здесь...

 

Немного волнительно. Мы - в Латах. Как когда-то, давно, по пути за грибами, на Ацгару. Своим ходом добрались, никто не шугает. Видим остатки казармы 19-го века и дома князя Батала Маршания. Беслан говорит, что там, в заросшем дворе дома на берегу Кодора, могила князя и его жены...

 

________________________________________________

 

 

The wood cutting and its export is now gorge's most profitable biz. The Abkhaz woods are attractive since ancient times. In 1890s, the timber tycoon Maximov of Rostov has established a lot of settlements for Russian wood cutters and workers. He has constructed a pair of iron bridges over the most violent streams - Jampal and Azgara. They are ok till our days and, along with two Bagat tunnels, are in essence most valuable objects of the whole Kodori gorge.

 

Against all the odds, herb-rich pastures and cool resort capacities (fresh air at least) attract the people to the Darin path area. The villages Markheuli, Tsebelda, Zakharovka and Amtqel are still alive. Their products are a weighty part of the Sukhumi city food markets. 

 

 

yuri voronov (1941-1995)  Yuri Voronov (1941-1995), Abkhaz scientist and statesman who spent a major part of his life learning the history of Kodori gorge (he owned a farm in it), wrote a booklet named Drama of the Klukhor Path. He supposed this road was the branch of the Silk Way during several ages (Constantinople-Sebastopol-Khazaria-Central Asia-China). Many things excavated in Tsebelda (Tibilium) are the testimonies. This way, he says, was the way of peoples since olden times. It must be accommodated to the human and hardware movement. He was sure the construction of highway with a tunnel like alpine Simplon is the only solution for the region development. "Principally", he says, 'the Klukhor road would be the corridor which brings peace and stability, resisting the conservation of retarded lifemodes and concomitant wildness, ambition, pride".  Who and how will construct the future highway, will be - it seems - a great enigma for long, long time.    

 

________________________________________________

 

 

Юрий Воронов, отец Тамары, написал когда-то небольшую книжку - Драма Клухорской дороги. Он был страстным сторонником прокладки современной магистрали из Домбая в Сухум. Она, эта дорога, как он пишет, могла бы стать тем коридором, который принёс бы в регион мир и стабильность, препятствуя "консервации отсталых форм жизни и связанных с ними дикости и самолюбия". 

 

 

listen  << Слушать программу про Юрия Воронова (mp3 128 kbps 14 Mb stereo).

 

 

landscape in upper gorge (unomig image)  << A tower of today's (2007) Svannish Inn: built on the rests of ancient Apsilo-Byzantine fortress Cherx-abaa in Chkhalta, used by local rebellious authority Emzar Kwitsiani, before he was expelled by Georgian troops on July 26, 2006.

 

Сейчас, стоя у шлагбаума, поневоле думаешь о тех, кто там, в Аджарах и Чхалтах, совершенно изолирован от кипящей в нескольких десятках километров цивильной жизни - с горячей водой, ночными клубами, кругозорами и фристайлами на снегу, - одержим отживающими идеалами "защиты исконных земель предков", "борьбы против империй зла", "восстановления территориальных целостностей" и прочей политико-средневековой галиматьёй. Представляешь, как по этой дороге осенью 1993-го шли тысячи понурых сухумчан, жертв исповедания такого рода "идеалов"; шли туда, вверх - к снежным перевалам, надеясь найти за ними приют и спасение. Думаешь о сотнях мин, расставленных "борцами за идеалы" в этих местах. Расставленных без военных знаний, по-разгильдяйски, без смысла - "ни мне и ни кому". Думаешь и понимаешь, как всё-таки труден и драматичен этот путь стремлениий человеческих - через Клухорский перевал. Станет ли он когда-нибудь вновь путём мира и созидания?

 

________________________________________________

 

Добавление от 15 августа 2008-го года

 

 

 destroyed house   In August 2008, after 15 years of 'remote' Georgian control, the whole Kodori valley is available to access from Sukhumi anew. The expensive 'project' called 'Upper Abkhazia' launched since summer 2006 by Mikhail Saakashvili and his donors, was suddenly collapsed after Tskhinvali military affair. Many tons of military equipment and arms delivered to the valley villages - obviously for 'project' money, to conquest Abkhazia - were lost by retired Georgian troops. It's horribly to imagine what could be happened in the whole valley if all this power would have been once used!!!  =added 15.08.2008

 

See also Kodori Gorge 2009 on this server.

 

 

bridge in ajara village  Как известно, после цхинвальской авантюры лета 2008-го года, проект так называемой 'Верхней Абхазии', осуществлённый на американские (огромные!) деньги Михаилом Саакашвили, лопнул. Всё ущелье - после двухдневной операции по вытеснению грузинской группировки - опять оказалось абхазским. Дорога стала снова доступна на всём протяжении из Сухума. Правда, до открытия её пройдёт определённое время, пока не будут удалены все те несметные количества боевой техники и снаряжения, которые оставили после себя отступившие за перевалы грузинские войска. Наверное, уже не так далёк тот день, когда с из Сухума снова пойдёт пазик до Южного Приюта Клухора.

 

________________________________________________

 

 

 

ПАРА ССЫЛОК ПО ГЕОГРАФИЧЕСКОМУ ИНТЕРЕСУ

 

книга н.д. бондарева  Дополнительную информацию о Военно-Сухумской дороге, а также вообще о горах Абхазии, можно почерпнуть из книги Николая Бондарева, а конкретно по вершинам маджарской панорамы - с сервера "Скиталец".

 

Фото Радио Сома (Ю. Воронова - из семейного архива, башенки крепости Чиргс-абаа в Чхалтах - с сайта Миссии наблюдателей ООН). Фото с портретом Саакашвили - Ибрагима Чкадуа. Октябрь 2005-го года (перепроверено на предмет "битых ссылок" 29. 08. 2006).

 

См. также "Вылазку на Ацгару" на этом же сервере.

 

________________________________________________

 

 

radio soma 107.9 fm sukhumi

 

 

radio soma: the first free fm radio in abkhazia